-->

Прошлые "волхвования" мастеров жанра и их волнующие прозрения о будущем.

Фазы луны, расчет натальной карты он-лайн, календарь лунных дней, астрособытия.

Популярные материалы, рассчитанные на широкую аудиторию и серьезные астрологические исследования.

Публикуемые в нашем издательстве авторы. Краткие биографии, хобби, астрологические достижения авторов.

Медитации на картах Таро (продолжение, начало в №1-92)


(Фрагмент из книги*)

карта Таро Императрица

Письмо III

Трон, на котором восседает императрица, символизирует роль сакральной (или Божественной) магии в мире. Это — ее место в мире, в мировой истории, это, наконец, ее основа. О чем же идет речь?)
Имея в виду освобождающую функцию сакральной магии, мы говорим обо всем, что лишено свободы, связано путами необходимости.

Апостол Павел говорит: "Ибо тварь с надеждою ожидает откровения сынов Божьих, — Потому что тварь покорилась суете не добровольно, но по воле покорившего (ее), в надежде, что и сама тварь освобождена будет от рабства тлению в свободу славы детей Божьих. Ибо знаем, что вся тварь совокупно стенает и мучится доныне; и не только она, но и мы сами имея начаток Духа, и мы в себе стенаем, ожидая усыновления, искупления тела нашего." (Римл. VIII, 19-23).

Поэтому сфера действия сакральной магии — это мир минералов, растений, животных, человека, иными словами - мир природы во всей его целостности. Причина существования сакральной магии — в грехопадении и всем, что подверглось грехопадению, включая природу, человека и падшие иерархии. Это и есть те существа, которые с надеждой ожидают "освобождения от рабства тления во славу детей Божьих".

Как же воздействует на них сакральная магия? Может ли она, например, освободить человека?

У трона императрицы есть спинка. Форма ее так явственно напоминает два крыла, что многие интерпретаторы Таро видели императрицу крылатой. Исходя из общего смысла карты, содержащей щит с орлом, скипетр, увенчанный крестом, и корону, состоящую из двух уровней, нетрудно увидеть и спинку трона, представляющей собой два окаменевших и ставших неподвижными крыла, которые, однако, были некогда настоящими и которые могут вновь стать ими.

Эта трактовка вполне согласуется со всем, что уже говорилось о сфере, цели, силе и законности сакральной магии. Дать возможность двигаться окаменевшим крыльям... Не правда ли, это вполне отвечает миссии сакральной магии, которая состоит в том, чтобы дать свободу, и словам апостола Павла?

В этой интерпретации заключен и ответ на вопрос, в чем же конкретное освобождающее действие сакральной магии. Оно прямо противоположно сдерживающему действию ложной или личной магии. Противоположно оно и воздействию гипноза, и суггестии — освобождению от одержимости фиксированными идеями и психопатическими комплексами. Оно противоположно и вызыванию духов посредством некромантии — подъему к умершим силой любви, и методам, используемым церемониальной магией, имеющей дело со стихийными силами (гномов, ундин, саламандр и т.д.), с завоеванием их дружбы и сотрудничества при помощи определенных действий. Она противоположна и процедурам практиков каббалистики, целью которой является подчинение "злых духов" (падших иерархий), т.е. превращение их в добровольных слуг благодаря сопротивлению определенным искушениям, присущим каждому из них. Потому что духи эти тоже "ожидают откровения детей Божьих", и для них оно прежде всего означает неподверженность ими же создаваемым искушениям. Сопротивляйся дьяволу, и он станет твоим другом. Дьявол отнюдь не атеист, он-то не сомневается в существовании Бога. Вот чего у него действительно нет, так это веры в человека. И действие сакральной магии восстанавливает ее.

Наконец, сакральная магия противоположна и флюидному распространению магнетизма — практике брать на себя болезни и немощи других людей.

Этот длинный перечень приведен вовсе не за тем, чтобы осудить гипноз, магнетизм и другие перечисленные практики, но затем, чтобы подчеркнуть разницу между ними и сакральной магией. Они тоже могут служить добру. Сакральная же магия не может служить ничему иному, кроме добра.

Существуют ли какие-то средства сакральной магии: формулы, жесты, фигуры, воспроизводимые жестами? Да, но они не могут быть избраны произвольно. Выбор их связан с глубоким знанием, основанным на откровении, или же с откровением, подкрепленным впоследствии знанием, которое да-ется опытом.

Арсенал формул сакральной магии доступен любому, источник их в Священном Писании, Новом и Ветхом Заветах. Особое место занимает Евангелие от Иоанна, почти полностью состоящее из магических формул, далее следуют остальные три Евангелия и Апокалипсис. Их можно найти также в Посланиях и Деяниях Апостолов. Что же касается Ветхого Завета, то магические формулы мы находим прежде всего в псалмах, Книге Иезекииля и других пророков. Магические формулы присутствуют в литургическом ритуале Церкви, в устной и письменной традиции, идущей От святых и великих мистиков.

Что же до жестов и фигур, создаваемых жестами, то они как правило, состоят из ритуальных жестов, которые использует традиционная Церковь (Католическая или Восточная), и жестов, воспроизводящих определенные геометрические фигуры. Это преклонение колен, поклоны, жесты защиты или освобождения и т.д.

В этих жестах и формулах нет секрета, но их нельзя предавать. Последнее не означает разглашения, ведь они известны практически всем. Предать в данном случае значит вырвать из сакрального контекста, которому они присущи, и перенести на более низкий план, т.е. злоупотребить ими. Таковы формулы, посредством которых происходит освящение во время мессы. Они общеизвестны, но должны производиться в сакральном контексте мессы человеком, который имеет законное право их произносить. Сила этих формул не в их секретности, но в контексте и праве того, кто их произносит. То, что эти формулы напечатаны и доступны прихожанам, не умаляет их значения. Другое дело, когда мирянин использует сакральные формулы в импровизированной или изобретенной им самим мессе.

Мистерия защищена иначе, чем секрет. Ее защита — в свете, тогда как защита секрета — во тьме. Что же касается Третьего Аркана, который занимает промежуточное положение между мистерией и секретом, то его защита в полумраке. Он и раскрывается, и прячется одновременно посредством символа. Символизм — это полумрак для аркана. Поэтому арканы Таро — формулы, которые могут быть видимы и доступны всем. Они служили развлечением дли тысяч людей, они использовались для предсказания судьбы сотнями, и лишь единицы пережили откровение, дававшееся через них.

Грехопадение изменило судьбу рода человеческого- — на смену мистическому единству пришли борьба и испытания, на смену гнозису — страдание, сакральной магии — смерть. Формула, возвещающая о том, что последствия грехопадения можно преодолеть, что путь эволюции человека может вернуть его к мистическому единению с Богом, что мгновенно познаваемое откровение, или гнозис, может сменить познание истины через страдание, и что сакральная магия, или преображающаяся жизнь, займет место разрушительной смерти, — эта формула такова: "Я есмь путь, и истина, и жизнь." (Ин. XIY, 6). Эта формула в то же время подводит итог трех первых арканов Таро: аркана истинного пути, или мистического действия, аркана откровения истины, или гнозиса; и аркана преображающейся жизни, или сакральной магии.

Посему сакральная магия — это Древо Жизни, недоступное для глупцов, но являющее себя на протяжении истории рода человеческого через тех, кто понимает значение слов: "Се раба Господня, да будет мне по слову Твоему" или "Се слуга Господень, я буду делать по слову Твоему".

В истории человечества сакральная магия проявлялась в чудесах, в том, что внебиологически жизнь человека продолжается из столетия в столетие, из тысячелетия в тысячелетие, и источник этот не иссякает, в том, что священный огонь горит, не угасая, и над алтарями сердец, и над алтарями из камня из столетие в столетие, из тысячелетия в тысячелетие; в том, что доброта, истина и красота не теряют и через века своей притягательности, и, несмотря ни на что, надежда, вера и милосердие мира заключаются в них; в том, что существуют святые, мудрецы, гении, жертвователи и целители, чистая мысль, поэзия, музыка и молитва которых не поглотятся пустотой; в том, что существует вселенское чудо истории человечества.

Да, чудо существует, и жизнь не более чем серия чудес, если понимать под чудом не отсутствие причин, но, скорее, видимые последствия невидимых причин или проявление в нижнем плане явлений, причины которых кроются в более высоких планах. Непознаваемость отнюдь не является отличительной чертой чуда. Напротив, многие естественные явления оказываются много труднее для понимания.
Древо Жизни — это источник чудес, преображение, исцеление и освобождение. Сознательное участие в нем и есть "великая работа" сакральной магии.

Идею "великой работы" можно понять при сопоставлении с идеалом современных точных наук. Идея науки — это власть, техническая либо интеллектуальная. Интеллектуальный аспект научного идеала — это стремление свести многообразие явлений к ограниченному числу законов, а затем эти последние к одной простой формуле. Проблема в конечном счете состоит в интеллекте, ставшим механическим, он вычисляет мир, вместо того чтобы понимать его.

Практический аспект научного идеала раскрывается в прогрессе современной науки с XVIII столетия до наших дней. Важнейшие его стадии связаны с открытиями, которые использовались затем во благо человека: это пар, электричество, атомная энергия. При всех кажущихся различиях эти открытия основаны на одном и том же принципе: разрушении материи, за счет которого происходит высвобождение энергии, которая затем используется человеком. Поэтому неважно, о какой материи идет речь, будь то уголь, нефть или атом, главное, что энергия образуется за счет разрушения материи. Следовательно, практический аспект научного идеала — это порабощение природы, в основе которого лежит принцип разрушения или смерти.

Вообрази себе, дорогой неизвестный друг, что усилия могут быть направлены и на другое: на созидание или жизнь. Вместо взрыва происходит "цветение" конструктивной "атомной бомбы". Представить себе это не трудно: этот вот маленький желудь и есть такая "атомная бомба". И дуб — лишь видимый результат ее "взрыва", т.е. "цветения." Вообразив это, ты придешь к идее "великой работы," или Древа Жизни. Оно есть живой синтез небесного света и элементов земли. Оно постоянно синтезирует то, что опускается сверху, с тем, что поднимается снизу.

Итак, идея, лежащая в основе герметизма противоположна научному идеалу: вместо того чтобы подчинять себе природу, разрушая материю, герметизм стремится к сознательному сотрудничеству с конструктивными силами мира. Цель герметизма, или философии сакральной магии, в том, чтобы очистить, просветить и изменить волю и природу человека, с тем чтобы привести их в гармонию с творческим принципом в природе и помочь им получать свободно даруемое откровение.

Поэтому "великая работа," или плод Древа Жизни, есть то состояние человека, когда он пребывает в гармонии, мире и согласии с жизнью.

Но не говорится ли в Библии о том, что Древо Жизни охраняется и что Господь "поставил на востоке у сада Эдемского херувима и пламенный меч обращающийся, чтобы охранять путь к Древу Жизни" (Быт.III, 24). Да, древо жизни охраняется, но охрана эта особого рода. Посмотрим, что говорит об этом Библия: "И сказал Господь Бог: вот Адам стал как один из Нас, зная добро и зло; и теперь как бы не простер он руки своей и не взял также от древа жизни, и не вкусил, и не стал жить вечно" (Быт III, 22). Итак, Древо охраняется, чтобы никто не "простер руки своей и не взял" от него.

Простер руки и взял — таков лейтмотив, метод и идеал современной науки. От лежащей в основе научного подхода жажды власти и охраняет ангел с пламенеющим мечом сад Эдемский. Лейтмотив, метод и идеал герметизма иной. В основе его лежит желание служить. Вместо того, чтобы протягивать руку и брать, человек открывает свой разум, сердце и волю, чтобы получить то, что милосердно ему даруется.

Озарение, вдохновение, интуиция, к которым он стремится, не могут быть завоеваны его волей, но даются свыше, и этому предшествуют усилия воли человека, направленные на то, чтобы стать достойным этого дара.

Пламенеющий меч стража Эдема — это орудие божественной магии. Его действие конструктивно, а не деструктивно. Иными словами, он приглашает к Древу Жизни, ободряет и направляет всех, кто этого достоин, и все, что есть достойного в каждом человеке и преграждает путь, не допуская к нему тех, кто этого недостоин, и то, что есть недостойного в любом из нас. Пламенеющий меч — это благословение тем, кто ищет Древа Вечной Любви, которое и есть Древо Жизни, и в то же время эта пламенная сила преграждает путь тем, кто стремится к Древу Жизни, чтобы завладеть его плодами. Меч святого стража Эдема всегда действует в духовной жизни человечества. Он зовет,тех, кто ищет, и прогоняет воров. Благодаря ему и существует герметизм, тысячелетняя традиция никогда не прерывавшегося поиска идеала "великой работы", — существует, несмотря на все химеры, все иллюзии, все разновидности шарлатанства, сознательные или бессознательные, сопутствующие этому поиску.

Меч святого стража Эдема несет магическое откровение Древа Жизни для всех без исключения. Это магическое слово, зажигающее в душе человека страстное желание "великой работы", жизни, исполненной чуда. Он "трости надломленной не переломит, и льна курящегося не угасит" (Матф. 12, 20), и в этом проявление Божественного, не только хранящего каждую кроху искренности, каждую каплю любви, но и дающего им расти и развиваться. Об этом говорит традиционное учение Церкви: "Природа ранена, но не разрушена."

Древо Жизни — это единство или синтез сознания, воли и материи. Его число — тройка, так как оно связано с единством Святой Троицы. Это одновременно и единство мистицизма, гнозиса и магии. Поэтому они неразделимы. Императрица как символ сакральной магии таит в себе гнозис и мистицизм, или Жрицу и Мага. Эти арканы неразделимы. Да и все арканы Таро могут быть поняты лишь как единое целое. Однако человеческое сознание нередко разделяет то, что неделимо. Мы берем ветвь и растим ее так, как будто она существует без ствола. Ветвь может простоять долго, но все равно погибнет. И если, забывая о гнозисе и мистицизме, берутся за магию как таковую, то эта ветвь, отделенная от дерева, перестает быть сакральной магией и становится произвольной, или личной магией. Последняя же превратилась в конечном счете в церемониальную магию, расцвет которой пришелся на время от Ренессанса до XYII столетия. То была по преимуществу магия гуманистов, ставшая не божественной, но человеческой и служившая уже не Богу, а человеку. Ее идеалом стала власть над видимой и невидимой природой. Позднее невидимая природа тоже была предана забвению, и все усилия сосредоточились на видимой природе и подчинении ее воле человека. Так возникли наука и техника. Они суть продолжение церемониальной магии гуманистов, лишенной оккультного элемента, как и та в свое время была продолжением сакральной магии без ее гнозиса и мистицизма.

Так же как современная технологическая наука есть прямое продолжение церемониальной магии, современное искусство есть продолжение гнозиса и магии, лишенное мистицизма. Оно ищет откровения и стремится найти его посредством магии в самом себе.

Древние мистерии были сакральном искусством, в основе которого лежали мистицизм и гнозис. Но эта основа была утрачена, и остался лишь гнозис (откровение), лишенный мистических истоков. Так возникло творческое "искусство", мистерии стали театром, дающие откровение мантры — стихами, гимны — песнями, движения пантомимы — танцами и, наконец, космический миф превратился в беллетристику.

Религиозная жизнь также не избегла упадка, будучи лишенной мистической основы, просветления гнозиса и действенности сакральной магии. Она становится холодной без огня мистицизма, затуманивается без света гнозиса, оказывается бессильной без мощи сакральной магии. В ней остается лишь теологический догматизм, подкрепленный догматизмом моральным. Это сумерки, за которыми следует ночь, смерть.

Вера есть переживание Божественного дыхания, Надежда — переживание Божественного света, Любовь — переживание Божественного огня. Аутентичная и искренняя религиозная жизнь невозможна без Веры, Надежды и Любви. Но Вера, Надежда и Любовь приходят через мистическое переживание. Любовь, Надежда и Вера составляют суть мистицизма, гнозиса и сакральной магии, Вера есть источник магической силы, всех чудес, о которых говорят Евангелия. Все откровения гнозиса имеют одну цель: дать, поддержать и укрепить Надежду. Книга, которую держит Жрица, написана для того, чтобы Надежда никогда не иссякала. Потому что все откровения, которые не дают Надежды, бесполезны и искусственны. Мистицизм — это огонь без отражения, это соединение с Божественным в Любви. Без него все прочее оказывается не более чем техническими ухищрениями. Религия превращается в отрасль техники, в которой писцы и фарисеи служат инженерами. Искусство становится отраслью техники, имитирующей опыт. Наконец, наука становится отраслью техники, имеющей своей целью власть над природой.

Элиас Леви нашел прекрасный подзаголовок для главы, посвященной Третьему аркану Таро, — "Полнота голоса". Трудно точнее описать сущность сакральной магии. Конечно же, полнота голоса — вот в чем суть сакральной магии. Это полнокровный голос, это кровь, которая стала голосом. Это бытие, которое всецело избавлено от механистичности, и есть жизнь. Третий аркан Таро, будучи арканом сакральной магии, является тем самым арканом зарождения. Но зарождение — лишь один из аспектов сакральной магии. Она есть единение двух воль — Божественной и человеческой, в результате которого рождается чудо. Само по себе зарождение предполагает наличие того, кто дает жизнь, того, в ком она зарождается, и того, что зарождается. И не так уж важно, о чем идет речь: о новой идее, произведении искусства или рождении ребенка, в любом случае действует тот же закон зарождения, тот же аркан оплодотворения, Божественным прототипом которого всегда является та же мистерия Воплощения Слова.

Мы уже говорили о том, что сакральная магия — это жизнь, какой она была до грехопадения. Аркан сакральной магии есть в то же время аркан зарождения, каким оно было до грехопадения — вертикального зарождения, с верхнего плана на более низкий — вместо горизонтального зарождения, которое происходит в пределах одного уровня.

Формула этой мистерии хорошо известна: ЕТ INCARNATUS EST DE SPIRITU SANCTO EX MARIA VIRGINE (И воплотился от Духа Святого и Марии Девы). Она содержит триединство. То, что дает жизнь — вверху, тот, в ком она зарождается внизу, и то, что зарождается, или Святой Дух, Святая Дева и Богочеловек. Это одновременно и формула сакральной магии, потому что она выражает тайну единения воли Божественной и воли человеческой в частице крови. Кровь — в ее тройном значении (мистическом, гностическом и магическом) и есть скипетр, или жезл сакральной магии.

На этом, дорогой неизвестный друг, я удалюсь и оставлю тебя наедине с твоим Ангелом. Не пристало моему человеческому голосу дерзать касаться вещей еще более глубоких, чем те, о которых мы говорили выше.


* Продолжение. Начало см. "Урания", N1 и 2-3 за 1992 г. Печатается с сокращениями по изданию "Meditations sur les 22 arcanes majeure du Taroi", 1972 r.

 

Источник: Урания №5,6-92