-->

Прошлые "волхвования" мастеров жанра и их волнующие прозрения о будущем.

Фазы луны, расчет натальной карты он-лайн, календарь лунных дней, астрособытия.

Популярные материалы, рассчитанные на широкую аудиторию и серьезные астрологические исследования.

Публикуемые в нашем издательстве авторы. Краткие биографии, хобби, астрологические достижения авторов.

О.Хоувелл Элис

Камни острова Ионы


Перевела с английского Елена Хомутова*

Элис О. Хоувелл — автор, близкий нам по духу. Многие читатели узнают это имя: они не раз встречали его на страницах журнала. Элис пишет о поисках высшего, божественного смысла в нашей повседневной жизни, о неслучайности явлений и событий, о взаимосвязанности всего, что существует на земле. И о любви — к Богу, к окружающему нас миру, а еще — о любви двух немолодых уже людей. Это сама Элис и ее муж, Уолтер Андерсен. Книга "Голубь в камне ", отрывок из которой мы публикуем, пока не издана на русском языке, но ее перевод существует. История этого перевода засуживает упоминания. Второе издание "Голубя в камне " увидело свет в 1990 году, в год первого Российского астрологического конгресса в Звенигороде, на который в числе прочих зарубежных гостей приехали и Элис с Уолтером. Елена Викторовна Хомутова жила в то время в Таллине, преподавала в университете английский язык и узнала об Элис из рассказов дочери, переводчицы, приютившей у себя и опекавшей Элис в дни конгресса.
Случилсь так, что вскоре после этого Елена Викторовна поехала навестить друзей в США. Те, как оказалось, жили всего в получасе езды от Элис. И две женщины, никогда прежде друг друга не видавшие, назначили встречу, увиделись и — подружились. Последние два года своей жизни Е. В.Хомутова посвятит переводу книги "Голубь в камне ". В основе этой работы — большая личная привязанность и дружба. Итак, это книга о любви и с любовью переведенная. Предлагаемый Вашему вниманию фрагмент посвящен камням — царству Сатурна, таящему в себе дар Духа — Юпитера.

***

— Пойдем со мной, — позвала я тебя: я с нетерпением ждала, когда смогу поделиться с тобой Ионой. Ты отправился надеть свой рыбацкий свитер, белый, как твои волосы, и башмаки на толстой подошве для прогулок. Наконец, рука об руку мы двинулись в путь.
Мы пошли на север и, миновав аббатство, повернули на запад; мы несомненно шли по пути Святого Колумбы и его монахов.
— Кем был Святой Колумба? — спросил ты.
Я ответила, что это был Рама-кришна своего времени; он соединил два взгляда на религию и был духовным отцом и дедом своим ученикам, которым выпало на долю принести свет своей души в Европу с тем, чтобы распространить там новый взгляд на религию, более кельтский, чем римский, новое приближение к Господу. Живший в VI веке ирландский принц Колумба учился у друидов, прежде чем стал сильным, мудрым и терпеливым христианином. В отличие от римских отцов церкви, Колумба стремился не разрушать старые взгляды, но расширять и утверждать их. Для кельтских христиан это означало не уничтожение старых языческих святых мест, а возведение новых на месте прежних. В Кашеле, в Ирландии, например, была скала, на которой ирландцы короновали своих королей. Кельтские христиане установили на ней статую Христа, их Короля королей. Для кельтов, в отличие от римлян, продолжение кельтских традиций означало любовь, почитание природы и стремление увидеть в ней святость. По странному совпадению Святой Колумба, имя которого на латыни означает голубь, прибыл на Иону ("иона" на иврите — голубь) с двенадцатью учениками в канун Дня Троицы — 12 мая 563 года, дня Святого Духа, символ которого — голубь.
Мы пересекли поляну чибисов, как всегда продуваемую свежим ветром, напоенным запахом вереска. Через несколько минут мы оказались одни под огромным небом, и не было ничего вокруг кроме скал, скал и опять скал, окутанных одеялами мохнатого мха, мокрого и хлюпающего под ногами. Продираясь сквозь проволочные ограды для овец, мы прошли мимо холма к песчаным пляжам залива. Мне захотелось вернуться, но не на прохладный белый песчаный пляж, а на галечный.
Теперь мы могли посидеть среди камней. Это, несомненно, были самые красивые, круглые, гладкие камни в мире, необыкновенно изящно раскрашенные. Размером они были с крупную булочку. Несмотря на легкий ветерок, море здесь оставалось спокойным. Сказочно сияющая кристальная полоса света тянулась до самого горизонта, и в нее были вкраплены лишь несколько темных пятнышек — дальние острова. Край этой полосы света начинался рядом с нами; там вода причмокивала и нашептывала что-то старым терпеливым камням. Везде, где вода омывала их, камни сверкали, как драгоценности. Вода отполировала кварц, полевой шпат и мрамор. Камни, которые, как и мы, были выше прилива, ждали своей очереди, чтобы, омывшись, засверкать на солнце. На Ионе нужно научиться слушать голос тишины, и тогда можно услышать, как разговаривают камни.
Теперь известно, что этот остров — самая древняя скала на земле. Геологически Иона отличается даже от ближайшего своего соседа, острова Малла, отстоящего всего на полторы мили. Возможно, остров этот — остаток чего-то очень древнего. Во всяком случае, сидеть здесь и слушать море — все равно что возвращаться к своей собственной основе — скелетным костям, узнавать, что они сродни звездной пыли и тайнам титанов, каменным богам и божественным камням.
Ты подобрал первый попавшийся камень. Он был серый с прожилками более светлого оттенка, с белым ободком по краям.
— Он похож на галактику, — заметил ты, — он как Вселенная.
Так оно и было.
Между камнями и родом человеческим существуют многочисленные связи. В каменном веке наши предки укладывали кругами различные камни: дольмены и менгиры — это священные отметы, места ритуальных жертвоприношений. Такие каменные площадки можно найти не только в Англии, но и в других странах Европы, на Мальте, в Израиле, в Индии и. возможно, даже в Северной Америке. В настоящее время такие места изучают ученые, пытаясь найти ключ к глубоким астрономическим знаниям, которыми обладали люди в древности.
В Ветхом Завете имеется множество ссылок на магические свойства камней — от "изголовья" Иакова до нагрудной пластины из двенадцати драгоценных камней, которую носят иудейские священники; от алтарей Земли Обетованной (в век Тельца) до алтаря израильтян, четыре угла которого установлены на бараньих рогах (в век Овна). Уснув на камне, Иаков увидел во сне лестницу, по которой восходили и сходили ангелы и проснувшись, Иаков взял этот камень, установил его памятником, и возлил елей на верх его, и нарек имя месту тому Вехиль — Дом Божий. "Интересно, — подумала я, — а не все ли камни жилища Бога?" В Средние века за такое предположение многих мужчин и женщин отправляли на костер. Надеюсь, в наше время мы становимся более смиренными и более мудрыми.
В греческих мифах сообщается о Великом потопе, ниспосланном Зевсом, чтобы наказать людей. Бог пощадил только Девкалиона и Пирру. Когда они обратились за советом к оракулу, то услышали в ответ: "Бросьте через плечо кости своей матери". В конце концов они поняли это указание: оно означало, что нужно бросать через плечо камни, так как кости Великой матери Земли — скалы. Так они и поступили! Камни, которые бросал Девкалион, стали мужчинами, а камни, брошенные Пиррой, превратились в женщин. Это, несомненно, напоминание о том, что наше тело принадлежит минеральному царству, и мы не должны забывать об этом. Я вспомнила поэму великого суфия Руми:

Был минералом я и умер,
В растенье превратившись,
умер я опять,
И принял облик чувствующей твари,
И, зверем став, я умер
И облачился в одежды человека.
Но смерти все меня не умалили,
И, возмужав, я должен умереть
И вознестись на небеса
На крыльях ангельских.
И в ангельском краю я место
потеряю:
Ведь все должно погибнуть, —
Вечен только Его лик —
Пусть буду я ничем...
Ведь струны арфы ясно говорят нам,
Что возвращаемся мы все к Нему!

(Матхнави)

Я поймала себя на мысли, что, рассуждая как астролог, задаюсь вопросом, не странно ли, что многие стали интересоваться кристаллами и их свойствами как раз тогда, когда Нептун вошел в знак Сатурна — Козерог? Причем это не только люди "нового века", они те, кто принадлежит к компьютерной индустрии, те, кто пользуется микрочипами. Изменяющееся, хотя и медленно, отношение к нашей планете осуществляется поколением людей, родившихся, когда Нептун был в знаке Девы, знаке Земли. Пока Нептун находится в три не к этому знаку, может наступить изменение, которое подобно приливу очистит и спасет Землю, прежде чем станет слишком поздно.
Тысячелетиями мы смотрели в поисках божественного вверх, на небеса, пренебрегая, даже презирая собственную планету. Мы считали ее местом искушений и испытаний, местом, куда Адам и Ева были изгнаны из рая только для того, чтобы трудиться в поте лица до конца дней своих. Мы все еще молимся за своих детей при крещении, а затем при конфирмации, чтобы они отвергли "блеск и тщету" этого злого мира. Как сказал Мэтью Фокс, это взгляд, свойственный теологии "падения и спасения". По Юнгу это логично для нас, отождествившихся с эго, проецирующих его на трансцендентного Бога, пребывающего "там". Исключительно важный миф об Адаме и Еве рисует картину падения и спасения этого эго, неизбежного, пока мы не сможем достичь нашего "внутреннего Я" или имманентного Бога "внутри нас". Это знаменательное смещение нашего взгляда на вещи!
Медленно, очень медленно, мы все-таки коллективно меняемся, и новая теология говорит о духовности, ориентированной на творчество. Для многих из нас это означает возвращение Богини или женского аспекта Божественности, любовь к нашей планете, приятие ее созданий и новой экологии. Если любой камень — жилище Бога, то тогда можно сказать, что Земля — Мать смысла, самого сознания. Это рассуждение заставило меня вспомнить слова Шекспира:

Есть сладостная польза
и в несчастье:
Оно подобно ядовитой жабе.
Что ценный камень в голове таит.
Находит наша жизнь
вдали от света
В деревьях — речь,
в ручье текущем — книгу,
И проповедь в камнях,
и воду — благо.

(Перевод Т.Щепкиной-Куперник)

Существует мотив petra genetrix. рождающего камня. Митра, укротитель быков с фригийской шапкой, был рожден скалой 25 декабря. Он был спасителем в митраизме, религии, соперничавшей с христианством в первые три тысячелетия до Р.Х. Как указывает Юнг, миф не обязательно должен быть правдивым с точки зрения духов-ной перспективы. "Миф, — говорит он, — всегда истина души".
Если мы исследуем связь Рождества Христова с празднованием рождения Митры и римскими сатурналиями, которым оно пришло на смену, то обнаружим мотив возвращения света Солнца в самое темное время года. Это — физический акт, но на другом уровне это тема мистерии возрождения внутреннего света в нас самих. Мистерия возрождения имеет две стороны: дух принимает форму, и форма есть скрытый дух. Свет отвечает свету. Камни устремляются к Богу. Теперь мы знаем, что атомы, из которых состоят камни, — это вращающиеся микрокосмы энергии, жизни. И когда ты сидел на пляже с "каменной галактикой" в руке, она была живой, это микрокосми-ческое жилище энергии, которое можно назвать священным жилищем Бога. Она говорила нам, что жизнь действительно существует в материи, так как материя имеет жизнь. (Между прочим, по-латыни слово материя — matter — сходно со словом mater — мать.)
Самая почитаемая святыня мусульман — камень Каабы в Мекке. Это небольшой черный камень, возможно, метеорит. В Иерусалиме под куполом находится огромная скала, на которой Авраам чуть не принес в жертву Исаака. Она послужила основанием для жертвенного храма Соломона, и это оттуда Магомет, оседлав своего коня, поскакал в "серебряную ночь". Внизу, в нескольких метрах от этой скалы — Стена Плача, где я, как и многие другие, ощущала шепот камней: настолько насыщены они историей и страстью. Как бы то ни было, некоторые камни, соборы, построенные из камня, памятники, межевые столбы, по-видимому, были средоточием че-ловеческого внимания и почитания. Вера в то, что они обладали особой энергией или "вибрациями", считалась идолопоклонством, предрассудком, языческой магией, ересью. И все-таки для человеческой души на определенном этапе все это оказывается чрезвычайно значительным. Почему?
Возможно, ответ заключен в "камне камней", философском камне. Величайшей целью средневековых алхимиков было найти lapis philosophorum, "камень тысячи имен". С его помощью простым прикосновением алхи-мики якобы могли превращать свинец в золото, хотя сами они заявляли, что результатом будет поп auram vulgum, то есть не обычное металлическое золото. Что они хотели этим сказать?
Именно этот процесс очень заинтересовал К.Г.Юнга, а затем Эдварда Ф.Эдингера и других. Они обнаружили в сложном языке алхимии параллели с психологическими процессами роста, проявляющимися в снах и живом воображении их пациентов. Этот процесс, по-видимому, является союзом противоположностей — происхо-дящим в нашей душе мистическим браком Бога в нас, как Самости, с центром личности и сознания — Эго! Из этого союза может возникнуть в нас вновь родившийся ребенок, который способен видеть unus mundus, "единый мир", мир, "который небо расстелило на земле", невидимый людям.
Может быть, святой "голубиный остров" таит секрет, открытия которого так жаждет мир; может быть, архетип философа, к которому мы стремимся, вовсе не старый мудрец: им могла быть прекрасная женщина, имя которой — Святая София. Согласно предсказаниям, ее время пришло! И если настает новый век, тогда это будет век Святого Духа. Средневековый монах Иохим Флорский говорил, что время Ветхого Завета — время Отца, явившего Закон, время Нового Завета — время Сына, явившего Евангелие. Время Святого Духа, символом которого является голубь, еще не настало. Я считаю, судя по всем признакам, это наше время — век Водолея!
Все, о чем мы говорим здесь, имеет символический, а не буквальный смысл. Все, чего мы ищем на земле, в земле и в нашей жизни, есть процесс, который может раскрыть нам тайну смысла повседневности. Эта тайна охраняется веками строже всех других, потому что она очень проста! Действительно, кому из нас придет в голову искать духовные ценности в будничной жизни, в простых вещах, в природе, окружающей нас?!
Очевидно, необходимо различать пантеизм и панантеизм. Для христианских теологов пантеизм — представление о том, что все и вся, каждый человек, каждая вещь есть Бог, всегда было ересью. Этот аргумент действует по сей день и используется в спорах против мышления "Нового века". "Если любой человек — Бог, тогда потенциально любое действие — таинство, любая идея потенциально священна". Я готова согласиться, что ложное утверждение опасно для общества, когда речь идет об идеях и действиях, исходящих только от эго. В теологическом и психологическом плане развитие эго в последующие два тысячелетия будет заключаться в том, чтобы со смирением подчиниться и приблизиться к внутреннему свету. Каким бы именем его ни называли — это Свет Бога. По мере того как мы будем приближаться к этому уровню, мы начнем понимать окружающий мир и друг друга совсем иначе. Панантеизм заявил бы, что Бог как имманентен, так и трансцендентен и что дух присутствует во всем. По-видимому, это утверждение меньше угрожает ортодоксальному иерархическому мышлению. И все-таки апостол Павел призвал в своем послании: "Приступая к сему камню живому, человеками отверженному, но Богом избранному, драгоценному, и сами, как живые камни, устройте из себя дом духовный" (Петр. I. 2:4-5).
Мы сидим на пляже, перечисляя имена, под которыми известна София. Это очень приятный ритуал. Да, София — иудейка, христианка, буддистка, мусульманка, она была и будет везде, где происходит какое-то изменение формы.
Держа камень в руке, я спросила себя — хотела бы София, чтобы я написала научное исследование о ней, нечто такое, чего хватило бы мне на всю оставшуюся жизнь? Мне показалось, что я услышала, как она ответила с улыбкой: "Боже избави! Найди меня в жизни, в искусстве, музыке и поэзии, в том, что тебя привлекает, найди меня в природе, в математике и геометрии бытия, найди меня в образах, в смехе и в мудрости сердца. Найди меня в своей душе! Иди со мной, и я научу тебя смотреть на все любящими глазами".
Урок оказался легким, потому что я смотрела на тебя. Возвращаясь домой через весь остров, мы любовались неповторимой, редкой красотой, окружавшей нас. Пересекая болото, ты провалился в трясину по колено и чуть не потерял башмак. Тебе надо было бы купить пару резиновых сапог, которые моя мама упорно называла "безводными". Мы смеялись, идя к кафе, и выпили там по чашке горячего чаю со сладкими булочками с изюмом. Это было замечательно!

*Глава из книги «Голубь в камне», Quest Books, 1988.

* * *
Между камнями и родом человеческим существуют многочисленные Связи

* * *
Может быть, архетип философа, к которому мы стремимся, вовсе не старый мудрец: им могла быть прекрасная женщина, имя которой — Святая София. Согласно предсказаниям, ее время пришло!

Источник: Урания №1-97