-->

Прошлые "волхвования" мастеров жанра и их волнующие прозрения о будущем.

Фазы луны, расчет натальной карты он-лайн, календарь лунных дней, астрособытия.

Популярные материалы, рассчитанные на широкую аудиторию и серьезные астрологические исследования.

Публикуемые в нашем издательстве авторы. Краткие биографии, хобби, астрологические достижения авторов.

Говорят участники конгресса (продолжение, начало в №5-97 - "Путь к Софии")


ПОСВЯЩЕНИЕ УРАНИИ

Когда замысел четвертого плавания — VI Конгресса «Урании», названного «Путь к Софии» — окончательно оформился и уже шла конкретная работа по его организации мы с Татьяной Борисовной Антонян поехали (и поплыли по Псковскому озеру) на остров Залиту к чудесному старцу, протоиерею Николаю, просить его благословения на задуманное. Мы получили это благословение, выражено так: «Работайте, милые, во Славу Божию и все вам удастся». Теперь, когда плавание состоялось и уже прошло время, естественно, стоит в душе вопрос: А работали ли мы во Славу Божию?».
Этот Конгресс, безусловно, был рубежным и определил многие позиции. Для меня особенно важны два момента. Первое: образ женщины XXI века, роль женщины в современности и в будущем. Эта тема необыкновенно актуальна уже во всем мире и ее нельзя оставлять без внимания.
Острота и современность темы Женственности была подчеркнута еще тем, что на Конгрессе присутствовала американка, рукоположенный пастор. Я впервые увидела рукоположенных женщин в Англии в 1994 году, была потрясена этим кощунством и написала маленькую заметку в «Уранию»1.
Сейчас мне хочется поговорить на эту тему подробнее. Две тысячи лет назад — по нашему понятию времени, потому что у Бога времени нет — мы, христиане, услышали простые и четкие указания — что делать мужчине и что — женщине. Прежде всего мы, женщины, должны взглянуть в неописуемую высь, где пребывает Честнейшая Херувим и Славнейшая без сравнения Серафим, Матерь Господа нашего Иисуса Христа. Конечно, ни одна из земных женщин никогда с Ней не сравнится, но помнить о Ней мы должны. Помнить о девочке, чистой и полной преданности воле Божией, оказавшейся достойной стать Матерью Бога. Что еще мы можем и должны помнить, думая о Богородице? Помнить Ее у Креста Господня. Ее безграничное страдание и смирение. Ее сопричастие — вместе с распинаемым Сыном — Божией воле. Это недосягаемый образ, но он всегда должен присутствовать в душе каждой женщины-христианки.
В Евангелии есть прямое указание Христа Петру: «Ты — Петр2, и на сем камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее»3. Это — долженствование мужчины-христианина. Первым же человеком, которому явился Воскресший, была женщина, Мария Магдалина. Ей прямо и четко было указано: «Не прикасайся ко Мне, ибо Я еще не восшел к отцу Моему, а иди к братьям Моим и скажи им: восхожу к Отцу Моему и Отцу вашему, и к Богу Моему и Богу вашему».
Это то, что должны мы, женщины: любить женственной, не эгоистичной, не собственнической любовью — не прикасаться, то есть не удерживать на Земле — и возвещать Воскресение. Формы того и другого могут быть и бывают разными, это вопрос душевной глубины и чувства ответственности каждой из нас. Есть в Евангелии еще один эпизод огромного значения. Это Жены-Мироносицы, которые на рассвете того самого страшного на Земле дня, ставшего самым светлым — дня Его Воскресения — пришли ко грообу. Потому что были женщинами и исполняли свой долг.
То, что я скажу дальше, связано с тем, что я вдова Даниила Андреева, автора «Розы Мира», согласная с основными положениями этой книги. Женственная сущность — двойственна. Она может быть Божьей — об этом я написала, — но может быть связана и с очень страшными мирами, противостоящими Свету.
В нашей земной жизни это проявляется огромным влиянием женщин, которое чрезвычайно усилилось к концу XX века. Это усиление влияния должно вызвать усиление нашего чувства ответственности. Ответственности за все: за чувства, помышления, стремления, за любовь, за воспитание детей, за соратничество, сотворчество с мужчинами. Но мы всегда должны помнить об изначальной двойственности нашей сущности и работать над тем, чтобы она служила Богу, а не давала инфернальной женственности возможность реализоваться.

Рис.1. Кирилло-Белозерский монастырь

Второй темой, которая была затронута на нашем Конгрессе на водах, было обсуждение наступающей эпохи, которую называли New Age. К общему для всех определению этого понятия не пришли, поэтому я возьму то, что мне показалось убедительным. New Age — это конец эпохи материализма и наступление эпохи духовности. Казалось бы, прекрасно. Но вопрос гораздо сложнее, чем кажется поначалу. «Роза Мира» создавалась в глухую эпоху торжествующего материализма. Естественно, духовность, которую автор противопоставлял торжествующему материализму, он понимал только как безусловный Свет. Но сейчас, когда победивший, как он думал, материализм лежит в развалинах, перед нами вырисовываются совсем другие силуэты. Бесы-то ведь тоже нематериальны...
Как понятие женственности, так и понятие Новой эпохи, — а оба они неоднократно связывались участниками плавания — имеет две проекции — Свет и Тьму. В «Розе Мира» говорится об этих проекциях и их противостояние есть основная идея творчества Даниила Андреева.
Как двойственность понятия женственности взывает к чувству ответственности каждой женщины, так двойственность понятия духовности взывает к чувству ответственности каждого человека. Больше всего это касается людей искусства, потому что они своим творчеством дают реальную жизнь нереальным сущностям.
Все, что я говорю, говорится с позиции христианства. Это естественно, ведь я рядовая православная прихожанка ближнего храма. В мире много людей, слитых с другими религиозными принципами. Я не могу говорить об этих принципах из уважения к ним — я просто не обладаю достаточными знаниями. Позволю себе одно: как я знаю, одним из основных утверждений китайской духовной традиции является принцип гармонии Ян-Инь — мужского и женского начала во Вселенной. В нашей материальной Вселенной Ян-Инь — это гора-долина, водный простор-берег. Если гора и долина меняются местами, берег смешивается с пространством вод, это — землетрясение, катастрофа. Подобные смещения в духовном плане, есть духовная катастрофа во Вселенной.
Закончить хочу так. Женщины! Нас Господь послал на Землю любить и молиться. Формы любви и молитвы многообразны, степень чистоты — безгранична. Мужчины и женщины, будьте осторожны с понятием духовности! Наступающая эпоха в чем-то страшнее предыдущих. Мы уже идем по краю пропасти и да поможет нам Бог быть Его детьми и Его воинами. Быть может, осознание этих проблем и попытка разграничения этих понятий стали нашей работой по направлению к Богу?

Алла Андреева

ЛЕТУЧИЙ КОРАБЛЬ СОФИИ-УРАНИИ

В золоченой утлой лодке
По зеленому пространству,
По лазури изумрудной
Я ждала желанных странствий —

так говорит о себе София-Премудрость Божья в цикле «Гностических стихотворений» Михаила Кузмина. Эти строки то и дело всплывали в памяти, когда я «по лазури изумрудной» странствовал из Петербурга в Москву, — правда, не в «золоченой утлой лодке», а на борту красавца-теплохода «Глеб Кржижановский». Плавучий Международный конгресс, на который меня пригласили, так и назывался: «Путь к Софии». Плаванье куда важ-нее пристани, спорить тут не о чем, и однако «желанное странствие» обернулось для меня не путем к Премудрости, а встречей с нею.
Встречей не только духовной, но и мистической, то есть такой, что обновляет все твое существо целиком, давая пищу и духу, и душе, и плоти: «Идите, ешьте хлеб мой, и пейте вино, мною растворенное, — говорит София, — оставьте неразумие, и живите, и ходите путем разума» (Притч. 9: 5-6). Хлеб и вино Софии материализовались, разумеется, не в одних лишь корабельных меню, а и в ненасытном поглощении «зеленого пространства», размеченного вехами монастырей и церквей, в ежечасном — чуть ли не сутками напролет — общении с моими спутниками и спутницами, плывущими изумрудным «путем разума», — как здесь не вспомнить «Изумрудную скрижаль» Гермеса Трисмегиста?
— Вы в какой келлии поселились? — спросил у меня о.Валентин, один из духовных окормителей софийной ладьи.
Окормитель — не от слова корм-прокорм, а от корабельных терминов корма, кормило, — тот, кто направляет в пути, кормчий. Мне пришлось по душе его неожиданное обозначение каюты — келлия. Ведь что такое каюта, как не хибара, халупа, хатка? А келлия — это та же целла, святилище в древнем храме, сокровенная его сердцевина, где обитает Божество, целящее первоначало, целостность и цель.
Я поселился в келлии №107: по каббалистическому счету 1+0 + 7 = 8, восьмерка же — это число космического равновесия между Небом и Землей, между кругом и квадратом, решение квадратуры круга, символ восьмого дня, следующего за шестью днями Творения и Субботой, знамение эры Нового Завета,. А сокелейники мои — Александр Зеленцов из Святой Земли, не только астролог (их тут — как звезд на небе), но и знаток каббалы и Таро, и Юсуке Сато, переводчик на японский язык «Розы Мира». С Сашей я беседую о великом каббалисте XX века Гершоме Шолеме (к нему в гости ездил когда-то Хорхе Луис Борхес, написавший потом едва ли не лучшее из своих стихотворений, где рифмуются два имени Шолем и Голем), а Юсуке-сан делится со мной своими соображениями о даоских мотивах в творчестве Виктора Пелевина и об эзотерической трактовке расхожего русского словечка «ничего» в романе Майринка «Ангел Западного окна». Не на каждой московской кухне эпохи «застоя» велись такие поистине софийные разговоры!
А наши соседки в келлии напротив — Галина Шакирова из Омска, молоденькие искательницы истины Маша и Оля из Москвы. Галина — сказительница и целительница, часто ездит в Индию, в тот самый ашрам Ришикеш, где проходил йогическую практику сам Мирча Элиаде. Я с благодарностью храню подаренный ею индийский аметист, камень, трезвящий и плоть и душу. Маша и Оля постигают сущность Пути и Благодати, не пускаясь в столь далекие странствия, ведь, согласно Лао Цзы, «не выходя за дверь, осознаешь Нисхождение Небес, не выглядывая в окно, видишь небесный Путь». А дружная чета — Светлана и Дима, витающие-обитающие где-то на верхних палубах! Неспроста их занесло так высоко, ведь они — искусники по части амулетов-оберегов: ремесло баснословное, отдающее невообразимой древностью. Я без труда представляю их себе не на борту «Глеба Кржижановского», а в какой-нибудь финикийский ладье, плывущей от столбов Мелькарта к Оловянным островам. Вот уж не думал, что эта диковинная пара, уже заочно знакомая со мной по моим завиральным публикациям, захочет познакомиться поближе, минуя печатные барьеры, даже такие высокие, как журнал «Волшебная гора»!

Ферапонтов монастырь

Рис.2. Ферапонтов монастырь со стороны Бородавского озера

Большой — и незаслуженной — честью для меня были встречи с Борисом Романовым, редактором собрания сочинений Даниила Андреева, со Станиславом Джимбиновым, софиологом и знатоком русской и европейской по-эзии XX века (его ученик и мой друг Юрий Соловьев недаром вырос в одного из самых выдающихся поэтов сов-ременной России), с госпожой Еленой Мюллер из Берлина —она прочла нам доклад о теме Германии в творчестве Даниила Андреева...
Все эти люди — не случайные гости на софийном пиру, не софисты, а, скорее, «оставившие неразумие» суфисты, или попросту — суфии, в чьих душах теплится искорка Софии-Премудрости.
Но самым большим чудом, о котором я и мечтать никогда не мог, явилось для меня ежедневное общение с Аллой Александровной — она была моей vis-a-vis за столиком в корабельном ресторане. Ведь это все равно, что чокнуться рюмкой водки с Анной Ахматовой (она, как и Алла Александровна, не чуралась «вина Софии») или поговорить с Надеждой Мандельштам о символике черного солнца у Нерваля и у автора «Тристий». В лице Аллы Александровны мне предстояло живое воплощение Традиции, «золотой цепи», связующей надмирную полноту и многомерность с нашим чрезмерно уплощенным и упрощенным мирком, придающей ему хоть какую-то значимость и ценность. Ведь брамфатуры и затомисы «Розы Мира» куда более жизненны и убедительны, чем все наши теперешние интернеты и апрейды, худосочные электронные призраки, готовые растаять при первом проблеске софийного света!
София почитается не только в христианском мире. Эллины чтили ее в обличье Афины, богини мудрости и
ткачества, а ткала она не одни лишь плащи для эллинских героев, но и саму плоть мира, его духовнотелесную текстуру, выпрастывая из небытия сокровенные замыслы своего отца. У нее много ипостасей: каббалистическая сефира Хокма-Премудрость, египетская богиня Нейт, индуистская Шакти, женственная душа мироздания, — всех не
перечесть. Не много чести софистам, болтающим о «высоких материях», куда более достойная участь — мучительное воплощение софийной мудрости в земную явь. Этим и были заняты участники Конгресса на волшебном летучем корабле — именно так он изображен на «программе» этого необычайного странствия.
И не будем забывать о том, что небесная муза Урания (ее именем назван журнал, организовавший поездку) — единокровная сестра нисшедшей на землю Афины-Софии: их породил вседержитель Зевс или Дий, чьи иконы еще совсем недавно встречались в православных иконостасах. Палубы и келлии «золоченой утлой лодки» не для меня одного стали тем местом, где «Небо принадлежит к земле».

Юрий Стефанов

СЕВЕРНОЕ ПЛАВАНИЕ

Ночь. Еще не рассвело. Огромный корабль качается на волнах в ожидании рассвета. Если очень долго смотреть перед собой, можно увидеть только тень на воде. Или на небе. Кто разберет в этой темноте, где небо, а где земля... Медленно встает солнце. Ему лень просыпаться. Оно явно не выспалось. Да и кому хочется в такой холод так рано приниматься за работу? В лучах северного солнца таинственная тень волшебно преобразуется в остров.
Имя ему — ВАЛААМ. Один из самых больших островов Ладожского озера. В древности звался Нево. Можно сказать, что Валаам — уникальный природный объект.
Думаете, очень плодоносная земля? Наоборот. Валаам — огромный камень! Земля принесена сюда людьми. Их руками устроены сады. Камень, на котором стоит остров, содержит очень много железа. Во время второй мировой войны финны заминировали остров для того, чтобы уничтожить. Остров не смогли разминировать наши саперы — из-за избытка железа и соответствующей магнитной аномалии отказывали приборы. Пришлось заключать специальный договор с финнами по разминированию Валаама.
Понятно, что плыли мы сюда не для того, чтобы грибы собирать. Хотя, конечно, вид их оранжевых и бурых шляпок среди осенней травы искушал. Сразу представлялась большая сковородка жареных грибов. Со сметаной. И укропом. Можно с картошкой. Но я понимал, что это из-за того, что к главному месту Валаама — Спасо-Преображенскому мужскому монастырю — мы шли уже семь километров...
Собственно, Валаам уникален именно своим духовным опытом. Значение Валаама для Православия на севере Европы сравнимо лишь со значением Афона для Православия Вселенского. Обитель была сокровищницей монашеского опыта, источником распространения его по всей северной Руси.

Рис.3. Собор Рождества Богородицы (1490) в Ферапонтовом монастыре

Прежде всего мы попали в скит Всех Святых. Он был построен на средства господина Набилкова на месте старого скита, сложенного из дикого камня. Этот господин, живший в середине XIX века, совсем разочаровался в жизни. Нельзя сказать, что за душой у него не было ничего... За душой у него было очень много денег. Но это — ЗА душой. А в душе? В душе было пусто. И заполнить эту пустоту было нечем. Вот и топил он душу свою в вине. Утопил почти окончательно. И решил покончить с собой и с душой своей заодно (это он так думал...). Вышел из дома, поймал извозчика (чуть не написал — машину), да споткнулся о чей-то взгляд. Женщина с ребенком. Нищие. Остановился он. Вернулся в дом. И отдал им почти все свои деньги. А сам поехал на Валаам, покаялся в своих грехах перед Богом и монастырскою братиею. Остальные свои деньги пожертвовал на строительство скита Всех Святых. Да только не дожил до конца строительства. А скит — живет.
Скит — как монастырь в миниатюре. Скитов на острове несколько — св. Николая, св. Пророка Илии, Тихвинской Божьей Матери и др.
Но самое важное — монастырь и его храмы. Храм Преображения Господня, Успения Божьей Матери, св. Апостолов Петра и Павла... Чудом уцелевший иконостас храма Успения Божьей Матери. После 1917 года — сделали в храме магазин. И вот, совсем недавно, вошли в храм реставраторы. И схватились за голову. А что реставрировать-то? А один с горя прислонился к толстой зеленой стене деревянной, что делила магазин на две части. Не хотел, чтоб видели коллеги его слезы. И почувствовал. Руками по стене водит и кричит, сюда, все сюда... Стали осторожно соскабливать краску, а под ней — заколоченный досками иконостас в целости и сохранности. Вот такие чудеса случаются на этой благословенной земле.
Сейчас стали реставрировать храм Преображения Господня. Там была уникальная роспись, да в один месяц почти вся погибла. Решили в храме сделать концертный зал. Не стали искать, где была раньше система вентиляции. Все заделали кирпичом. Вставили окна. А крышу сделали кое-как. И вот весной потекла вода в храм. По пояс стояла. Вентиляции нет. Окна крепкие. Создался парниковый эффект. Вода с пола стала испаряться и легла на стены. А потом потекла со стен. Заплакали стены. Говорят, картина была неописуемая. Представьте — в лучах солнца текут по стенам золотые слезы. Почему золотые? Очень много сусального золота использовали по написании фресок. Часть фресок сохранилась, но лишь настолько, чтобы уловить, как чудесны они были. Во время работы реставраторов мы поднялись на леса. Метров пять внизу. Перед нами — лик Ангела. С ресницами и двумя маленькими слезинками на щеках. Будто знал, ведал, что случится с храмом. Спрашиваем — ведь пять метров под нами, снизу не то, что слезинок, лика-то толком не увидишь. Зачем же эти живописцы, давно ушедшие от нас, так тщательно прорисовывали все детали фресок?
— Для Бога писали, — тихо ответил реставратор.
Вот, собственно, и все. Может, это самая главная фраза, ради которой я ехал сюда.

Сергей Кружалов

ПЛАВАНИЕ В СКАЗОЧНОМ ОБЛАКЕ

VI Конгресс «Урании», проходивший на теплоходе, стал событием, настолько обогатившим мой опыт, что трудно подобрать слова, чтобы передать это.
Очень редко я участвовала в конференции, которая бы так много дала мне на всех уровнях: духовном, ин-теллектуальном, эмоциональном и психологическом. Вдобавок, все это происходило в обстановке роскошного физического комфорта.
Это было, как плаванье в сказочном облаке, путешествие по пространству России от Санкт-Петербурга и до Москвы. Пребывание в мистических местах сопровождалось вполне ощутимой реальностью — детальными рассказами об истории древних монастырей историка искусства Владимира Махнача.
Каждый день я страдала, потому что должна была выбирать среди предлагаемых занятий: если выберу одно — пропущу другое.
Кроме того, все это мероприятие было очень веселым. Как и все мои посещения России, оно было наполнено весельем и настоящим юмором, а также другими приятными вещами.
Конгрессы Урании служат и служат хорошо жизненно важной цели: они соединяют людей, идущих по пути духовного поиска различными путями, — соединяют для диалога и дружбы.
Я очень надеюсь, что конгрессы «Урании» продолжатся в следующем тысячелетии. Соединение Востока и Запада, людей различных культур, представляемых участниками Конгресса, чрезвычайно важно. На Конгрессе мы встречаемся друг с другом на очень глубоком уровне. Там мы находим время и место, чтобы поделиться и нашими сходными чертами, и нашими различиями. Говоря словами Вирджинии Сатир, находя «мать» в терминах ее семейной терапии, мы встречаемся на основе «матери» и растем «на основе семьи». Я не вижу большего вклада в современный мир.

Барбара Джо Бразерз, доктор психологии, редактор журнала «Семейная терапия»


1 См. «Урания» №11 за 1995г.
2 Камень.
3 Мф.16:18

Источник: Урания №5-97